Были ли случаи излечения от вич

Главная » Лечение » Были ли случаи излечения от вич

Случай излечения от ВИЧ

В прессе неоднократно публиковались рассказы о чудесном излечении от ВИЧ-инфекции, но до 2006 года ни одно из таких сообщений не получало подтверждения со стороны научного сообщества. В 2006 году появилась информация о том, что благодаря пересадке, проведенной ВИЧ-положительному пациенту, страдавшему также от лейкемии, врачам впервые удалось полностью уничтожить ВИЧ в организме живого человека. 40-летний американец не дает интервью и предпочитает сохранять свое имя в тайне. По месту проведения операции его называют просто "берлинский пациент".

Aids.ru публикует отрывки из беседы корреспондента журнала POZ с ведущим исследователем amfAR (американского фонда исследований в области СПИДа) доктором Джефри Лоуренсом (Jeffrey Lawrence), который является организатором группы ученых, занимающихся случаем "берлинского пациента".

Доктор Лоуренс объясняет, каким образом пересадка стволовых клеток от донора с генетической особенностью - мутацией "дельта-32 CCR5" - привела к исчезновению ВИЧ из организма "берлинского пациента". Он также подробно рассказывает, на чем основана его уверенность в том, что пациент действительно излечился от ВИЧ. К сожалению, операции по пересадке связаны с очень большим риском для жизни, а подобрать подходящего донора очень трудно, поэтому массовое применение трансплантации для лечения ВИЧ-инфекции невозможно. Однако не исключено, что в будущем врачи научатся воспроизводить защитный эффект мутации "дельта-32 CCR5" в собственных клетках любого человека.

Давайте начнем с самого начала. Расскажите о пациенте, который, судя по всему, излечился от ВИЧ-инфекции.

Я уже несколько лет исследую этот случай, чтобы попытаться воспроизвести то, что произошло.

Пациент - мужчина 42 лет. Вообще-то он из Сиэттла (США), но сейчас живет в Германии. ВИЧ-инфекция была обнаружена в возрасте 30 лет, была назначена противоретровирусная терапия. Лечение проходило успешно, вирусная нагрузка в крови была неопределяемой при иммунном статусе выше 400. Это был образцово-показательный пациент, который мог бы служить рекламой современного подхода к лечению ВИЧ-инфекции. Самочувствие пациента было нормальным, никаких осложнений не было.

К сожалению, в марте 2007 года, когда пациенту было 40 лет, у него обнаружили лейкемию, а именно острую миелогенную лейкемию, при которой обычно показана пересадка костного мозга. Пациент обратился к берлинскому гематологу доктору Геро Хюттеру (Gero Huetter), который назначил стандартный курс химиотерапии. Через семь месяцев произошел рецидив лейкеии. В этом не было ничего необычного - рецидивы наступают где-то в 50% случаев. Было назначено лечение, считающееся стандартным при рецидивах лейкемии. Кроме этого, было решено провести пересадку стволовых клеток. В отличие от клеток костного мозга, процедура извлечения которых весьма болезненна и проходит под наркозом, стволовые клетки получают просто из крови донора.

В данном случае при подборе донора врачи решили пойти на шаг дальше, чем обычно. Когда ищут донора стволовых клеток или костного мозга для пациентов с лейкемией - как ВИЧ-положительных, так и ВИЧ-отрицательных - как правило, обращаются к всемирному реестру потенциальных доноров. В этой компьютерной базе данных на сегодняшний день около 13 миллионов человек. Из 13 миллионов врач отобрал 232, которые подходили "берлинскому пациенту" по типу тканей. Если бы любой из этих 232 человек согласился стать донором, стволовые клетки идеально подошли бы для пересадки. Однако с согласия пациента доктор пошел на один шаг дальше.

Врачу пришла в голову блестящая мысль. Он подумал: а давайте попробуем вылечить не только лейкемию, но заодно и ВИЧ-инфекцию. Идея заключалась в том, чтобы проверить всех 232 потенциальных доноров на наличие генетической мутации, которая делает клетки неуязвимыми практически для любого известного подтипа ВИЧ.

Мутация "дельта-32 CCR5" относительно мало распространена, но я не назвал бы ее редкой. Такая особенность встречается где-то у 1-2% жителей Северной Америки и Западной Европы, примерно у 4% скандинавов. У африканцев, афроамериканцев и азиатов такая мутация не обнаружена, что связано с историей разделения на генетические группы в далеком прошлом.

Как возникла эта мутация?

Мутацию "дельта-32 CCR5" открыли около 10 лет назад. Собственно, одна из групп ученых, обнаруживших ее, финансировалась фондом исследований в области СПИДа amfAR, сотрудником которого я являюсь. Известно, что счастливчики, унаследовавшие мутацию "дельта-32 CCR5" от обоих родителей - на языке специалистов это называется термином "гомозиготный" - являются неуязвимыми для большинства разновидностей ВИЧ.

Пересадка прошла успешно, но примерно через год у пациента снова начала развиваться лейкемия. Потребовалась вторая пересадка. За это время, хотя пациент прекратил прием противоретровирусных препаратов, вирусная нагрузка осталась неопределяемой, а иммунный статус - относительно высоким. Вирус пропал, а количество Т-клеток осталось высоким - в этом и состоит чудо.

Объясните, пожалуйста, зачем пересаживают стволовые клетки и что именно происходит при этой операции?

Задача состоит в том, чтобы уничтожить все пораженные лейкемией клетки в организме человека. Лейкемия - это рак белых кровяных телец. Чтобы избавиться от всех больных клеток, человеку дают огромное количество препаратов, которые являются токсичными для кроветворных клеток - столько, сколько человек в состоянии выдержать.

В данном случае пациенту было всего 40 лет, его организм был очень выносливым. Он проходил лучевую терапию, причем его облучали полностью. Ему давали два препарата, подавляющих иммунную систему, а также сыворотку, которую получают от кролика, иммунизированного человеческими Т-клетками. Такая сыворотка содержит своеобразное антитело, способное уничтожать Т-клетки. Кроме этого, пациент получал множество препаратов, которые убивают не только раковые клетки, но и вообще любые клетки иммунной системы.

Источник: https://www.eurolab.ua/aids/2879/2890/35572

Случай излечения от ВИЧ (продолжение...)

Перед пересадкой у пациента была неопределяемая вирусная нагрузка, что естественно, поскольку он был на терапии. Когда препараты отменили, вирусная нагрузка осталась неопределяемой. Неопределяемой с помощью стандартных тестов, которые обычно применяются в клинической практике, то есть тестов, способных обнаружить 50 копий вируса на миллилитр крови (миллилитр - это примерно 20 капель).

Один из ученых, которых я пригласил к сотрудничеству, заявил: "50 копий на миллилитр? Я могу гарантировать чувствительность менее 1/3 копии на миллилитр". Тогда мы попросили его исследовать образец крови пациента - вирус обнаружить не удалось. Даже если использовать наиболее чувствительные методы, вирус найти не получается.

Проводился ли анализ на антитела?

Очень важно понимать, что анализ на антитела будет давать положительный результат. Если сделать человеку прививку (скажем, от кори или от полиомиелита), а через год или пять лет провести анализ на антитела, результат анализа будет положительным. Однако чем больше времени будет проходить после первой вакцинации, тем ниже будет содержание антител. Именно поэтому против некоторых инфекций прививки нужно делать несколько раз. В случае "берлинского пациента" мы также наблюдаем снижение количества антител.

С момента, когда была прекращена противоретровирусная терапия и была сделана пересадка, прошло уже два с половиной года [английская версия интервью была опубликована в сентябре 2008 года]. За это время не удалось обнаружить вирус ни в активной, ни в скрытой форме.

При этом уровень антител - так называемые титры - всё ниже и ниже. Ситуация с антителами точно такая, как если бы человеку сделали прививку от ВИЧ. Сначала антител много, но потом в отсутствие вируса количество антител снижается. Мы считаем, что в организме "берлинского пациента" не осталось ВИЧ и вирусу неоткуда взяться снова, поэтому концентрация антител ВИЧ в его крови снижается. По моим прогнозам, через пару лет анализ его крови покажет отсутствие антител ВИЧ.

Как я уже говорил, после первой пересадки у пациента через какое-то время снова начала развиваться лейкемия и для лечения этого рецидива потребовалась вторая пересадка стволовых клеток. Для пересадки использовались клетки от того же донора, у которого отсутствует CCR5. Вторая пересадка вызвала осложнения.

Первая пересадка прошла очень легко - были небольшие проблемы с печенью, но их удалось решить. После второй же пересадки дела обстояли уже не так блестяще, что неудивительно после двух операций. В частности, начались психические изменения. Возник вопрос: не связаны ли они с пересадкой? Вдруг таким образом влияет ВИЧ, прячущийся в мозге?

Была проведена биопсия мозга, а также биопсия кишечника, печени, лимфатических узлов, костного мозга. Были взяты образцы тканей, откуда только можно. Ни в одном из образцов вирус не обнаружен. Хотя пациент уже два с половиной года не принимает никаких препаратов против ВИЧ, вируса в его организме нет. Безусловно, с функциональной точки зрения, мы имеем дело с излечением. Нет необходимости в приеме противоретровирусных препаратов, иммунная система пациента не разрушается. Ученые из разных стран мира, которым мы посылали образцы, провели многочисленные анализы. Я бы сказал, что пациента можно считать излечившимся настолько, насколько позволяют сегодняшние возможности диагностики. Осталось разве что полностью исследовать весь объем каждого органа, но это можно сделать только с трупом. В организме этого человека вируса нет.

Чисто гипотетически, как вы себе представляете наиболее вероятный путь к излечению?

Наиболее применимым способом излечения ВИЧ-инфекции, по моему мнению, будет воспроизведение феномена "берлинского пациента" с помощью дешевых, простых методов, которые позволят деактивировать определенные гены в стволовых клетках. Пока мы не научимся делать это с собственными стволовыми клетками пациента, методика не будет пригодна для широкого применения.

Мне звонят люди и говорят: "У меня ВИЧ. Я так устал принимать лекарства. Лейкемии у меня нет, но я вас прошу подыскать для меня донора с мутацией CCR5. Я заплачу, только вылечите меня". Приходится объяснять, что при использовании клеток донора, не являющегося родственником, операция связана с колоссальным риском. В течение первых 100 дней после операции погибает 15-20% пациентов. Другими словами, врачи идут на операции, подобные берлинской, только если без пересадки неизбежна смерть от лейкемии.

Даже не имея лейкемии или других онкологических заболеваний, человек может умереть от самой пересадки стволовых клеток?

Вероятность смертельного исхода в течение первых 100 дней после трансплантации от совместимого неродственного донора составляет 15-20%.

И это не связано с онкологией?

Это никак не связано с онкологией. Причина столь высокой смертности в воздействии радиационной терапии, иммуносуппрессоров и химиотерапии, которые делают организм восприимчивым к инфекциям и заболеваниям иммунной системы. Поэтому на такие рискованные операции идут только ради того, чтобы спасти человека от рака - лейкемии, лимфомы, миеломы. При ВИЧ операция не показана.

Естественно, в будущем, чтобы излечить человека от ВИЧ, его жизнь не будут подвергать такому риску. Лечение будет основано на "отключении" генов в собственных клетках пациента. При аутологической трансплантации (когда пересаживают собственные клетки) риск смертельного исхода составляет примерно 1% или меньше. Идти нужно именно таким путем. Пока что речь идет лишь об исследованиях в этой области.

Вы имеете в виду исследования не на людях?

Нет, во многих лабораториях уже проводятся испытания на человеке.

Источник: https://www.eurolab.ua/aids/2879/2890/35572?page=3

Достижения на пути к полному излечению от ВИЧ

Чтобы полностью уничтожить ВИЧ в организме необходимо "вымыть" ВИЧ из всех клеток, где он прячется, и не дать этим вирусным резервуарам снова наполниться. Это очень трудная цель, но это в принципе возможно, считают авторы статьи, опубликованной в журнале Scientific American. Для того, чтобы уничтожить вирус полностью ученые должны обнаружить все места, где прячется вирус, и найти способы "достать" его там. Недавние научные открытия уже дали ученым новые идеи по принципиально новым методам лечения.

В отличие от провалившихся попыток разработать вакцину против ВИЧ, усилия по созданию методов лечения оказались крайне успешными. Пока что более 25 препаратов были одобрены для применения, и правильно подобранная комбинация лекарств может полностью подавить размножение вируса, сохраняя уровень вируса в крови таким низким, что его не могут определить стандартные тесты. Эти мощные лекарственные комбинации, которые называются высокоактивная антиретровирусная терапия или в сокращении ВААРТ, сохранили жизнь и здоровье бесчисленному числу людей.

Однако, как ни досадно, современные методы лечения не могут на самом деле исцелить человека от вируса. Если по какой-то причине прием терапии прерывается, то уровень вируса быстро поднимается. Одна из самых главных задач для современных ученых - понять, как ВИЧ удается выжить в присутствии столь сильных лекарств. В течение последних десяти лет ученые обнаружили ключевые части этой головоломки. Окончательные ответы на этот вопрос должны указать путь для полного уничтожения вируса в организме пациента.

Чтобы понять природу того, как ВИЧ прячется в резервуарах, и что надо сделать для их уничтожения, нужно понять, как ВИЧ обычно ведет себя в организме. Как и все вирусы, ВИЧ может размножаться только внутри клеток человека. Он эксплуатирует работу клетки, чтобы делать копии собственного генома и переводить гены в белки. Таким образом, он производит новые вирусные копии, которые называются вирионы, и которые распространяются в другие клетки. Однако в отличие от большинства человеческих вирусов ВИЧ в буквальном смысле внедряет свои гены в геном клетки. Каждый раз, когда клетка делится, вирусные гены копируются и передаются дочерним клеткам, и таким образом вирус сохраняется до тех пор, пока клетка и ее потомки живы в организме.

Иммунная система обычно может уничтожить вирус в организме, уничтожая инфицированные клетки. Она опознает такие клетки по частям вирусных белков - антигенам, которые находятся на поверхности и говорят о том, что клетка захвачена. В случае с ВИЧ иммунная система не может уничтожить инфицированные клетки, потому что вирус атакует часть самой иммунной системы. Какое-то время организм наносит ответный удар - воспроизводит дополнительное количество здоровых иммунных клеток, чтобы распознавать вирус и другие инфекции. Однако без лечения с течением времени вирус побеждает, что приводит к СПИДу.

Полное избавление от ВИЧ для человека с этой инфекцией, как минимум, потребует удаления всех Т-лимфоцитов, которые латентно инфицированы ВИЧ. Один подход, который сейчас рассматривают ученые, состоит в том, чтобы лечить пациентов веществами, которые стимулируют "спящие" инфицированные Т-лимфоциты начать деление, и, таким образом, сделают вирус уязвимым перед антиретровирусной терапией. Было проведено несколько небольших клинических испытаний на людях, чтобы проверить этот подход с использованием препаратов, одобренных для лечения других заболеваний. Тем не менее, результаты этих исследований неоднозначны.

Идеальный препарат будет "будить" Т-лимфоциты так, чтобы заставить их производить вирусные белки, которые покажутся на поверхности клеток, но не настолько, чтобы клетки начали производить новые копии вируса. Ученые, работающие в этом направлении, сейчас исследуют потенциал препаратов, которые могут стимулировать производство белков ВИЧ, изменяя организацию хроматина (комплексов ДНК и белка, из которых состоят хромосомы) в спящих Т-клетках, инфицированных ВИЧ. Однако даже эти так называемые ремодуляторы хроматина ограничены в применении, потому что они действуют только на Т-лимфоциты, а помимо них ВИЧ также инфицирует макрофаги.

Второе оружие массового уничтожения ВИЧ в организме заключается в том, чтобы полностью блокировать размножение вируса, так что ВИЧ исчезнет не только из крови, но и из всех тканей и любых типов клеток. Препараты, которые применяются на данный момент, обычно действуют на один из двух ферментов: обратную транскриптазу, которая переводит генетический материал вируса из РНК в ДНК для внедрения в геном клетки, или протеазу, которая помогает новым вирусным частицам созреть. В течение нескольких недель после начала стандартной терапии уровень вируса в крови человека опускается до неопределяемого уровня. Такое снижение уровня вируса происходит почти у всех пациентов, и исследователи надеются, что возможно создать новый режим терапии, который полностью прекратит размножение вируса в организме.

Недавние исследования показали, что если добавить к существующим режимам лечения препарат ралтегравир - новый препарат, который действует на другой фермент (интегразу, которая внедряет ДНК ВИЧ в ДНК клетки) - то это еще больше уменьшает присутствие вируса в организме. Этот успех позволил предположить, что теперь можно более эффективно и быстро атаковать инфицированные клетки. Если это так, то можно так усилить терапию против ВИЧ, чтобы резервуары вируса постепенно уменьшались, и не возникало новых резервуаров. Тогда - как можно надеяться - вирус постепенно исчезнет из организма, когда латентные инфицированные клетки будут уничтожены.

В течение последнего года появились несколько новых препаратов, которые блокируют новые стадии размножения вируса, и которые сейчас проходят клинические испытания на людях. Помимо ингибиторов интегразы, появились препараты, которые не дают вирусу присоединиться к рецептору на поверхности клеток, который называется CCR5. Исследования также предполагают, что определенные клеточные белки могут стать отличными мишенями для лекарственных препаратов. Есть белки, которые ВИЧ вербует для собственного размножения (как в случае с CCR5). Однако есть и другие клеточные белки - клеточные ограничители, как их называют - которые мешают его размножению.

Источник: https://www.eurolab.ua/aids/2879/2890/35574/